?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry


 

filmfilm@mtu-net.ru, IK_cinema_info@mail.ru

 

Главному редактору журнала «Искусство кино» Д.Б.Дондурею от режиссера-постановщика сериала «СТОЛЫПИН» Ю.В.Кузина

 

Уважаемый Даниил Борисович!

 

Я прочитал интервью с Э.Я.Володарским, которое было опубликовано в журнале "Искусстве кино" во втором номере  за 2007 год. В нем, в частности, Эдуард Яковлевич говорит о моей работе над сериалом «Столыпин. Невыученные уроки»…

 

Признаться, интервью это меня шокировало… Во-первых, риторика, к которой прибегает драматург, скорее служит сокрытию правды, а не прояснению обстоятельств, в которых рождалась эта картина; во-вторых, Эдуард Яковлевич лукавит, когда пытается предстать в глазах публики жертвой коварного режиссера, отнимающего хлеб у своих коллег… События, о которых идет речь, развивались совсем по другому сценарию: меня пригласили в сериал, который был брошен А.К.Коттом на стадии подготовительного периода… Я написал письмо Э.Я.Володарскому, в котором предложил радикально изменить сценарий, но не получил ответа… В.Н.Досталь обещал устроить мне встречу с автором повести о Столыпине, но Эдуард Яковлевич на нее не явился… Я стал переделывать сценарий с молчаливого согласия продюсера,  иногда привлекая к работе и других сценаристов – речь идет о Михаиле Коновальчуке… Э.Я.Володарский позвонил мне сам, выразив удовлетворение от просмотра сериала, и даже предложил работу над его повестью о «Чапаеве», но материал мне так и не выслал…

 

Сценарий, который написал Э.Я.Володарский, был рыхлым и многословным, и никак не укладывался в формат 15 серий.  Для начала я сократил его вдвое. Монологи – вялые и архаичные -  я переделал, заменив канцеляризмы современной лексикой, сценам, взятым из книг Савинкова –  придал оригинальный вид, сделав акцент на характерах исторических лиц, их личной жизни. И все это я совершил не из желания насолить Эдуарду Яковлевичу, а по причине нежелания последнего сотрудничать с режиссером, как того требовали условия контракта.

 

Прошу вас, Даниил Борисович, позволить мне высказать свою точку зрению на события, о которых говорится  на страницах «Искусства кино». Я готов дать интервью о работе над «Столыпиным» или ограничиться письмом, разумеется, если вы, Даниил Борисович, сочтете уместным его опубликовать.

 

 

С наилучшими пожеланиями, Юрий КУЗИН

 

20 августа 2007 

Вот цитаты из интервью, опубликованного в "Искусстве кино"  

http://www.kinoart.ru/magazine/02-2007/experience/v0702/

Эдуард Володарский - Нелюбовный треугольник - Беседу ведет Наталья Баландина

Наталья Баландина. 

Мне хотелось бы начать наш разговор с телефильма «Столыпин… Невыученные уроки». Изменилась ли смысловая конструкция сценария в процессе его реализации? Сильно ли расходится с вашим замыслом режиссерская версия?

Эдуард Володарский.

Вы знаете, честно говоря, назвать то, что получилось, «режиссерской версией» у меня язык не поворачивается. Но дело даже не в этом. В нашем кинопроцессе существует треугольник: «сценарист — продюсер — режиссер». Взаимоотношения внутри этого треугольника зачастую принимают очень уродливые формы. Продюсер вместе с режиссером укладывает сценарий в прокрустово ложе собственной драматургии — таких случаев я знаю много. Как правило, это на пользу делу не идет: конечный продукт получается гораздо хуже, чем его литературная первооснова. Со «Столыпиным…» — примерно такая же картина. Мы с Владимиром Досталем, продюсером фильма, долго искали режиссера: я предлагал кандидатуры, но они почему-то не устраивали. Наконец Досталь нашел Кузина. Он живет в Питере, и я его никогда в жизни не видел.

Н. Баландина. Вы с ним так и не встречались?

Э. Володарский. Совершенно верно. Он мне ни разу даже не позвонил, хотя я предлагал организовать нашу встречу. Досталь меня заверил, что все будет в порядке. Я высказал пожелание прочитать режиссерский сценарий и, действительно, получил его: смотрю — вроде все по моему сценарию сделано. Оставил в тексте некоторые замечания и отдал их Досталю. По моей просьбе продюсер показал мне рабочий материал, где были собраны отдельные сцены, наверное, наиболее удачные. Правда, я удивился, что звучит не мой текст: оказывается, Кузин снимал совершенно по другому режиссерскому сценарию — не тому, который был мне прислан, и Досталь его тоже не читал. Он полностью доверился своему исполнительному продюсеру в Питере. Сериал был изуродован до неузнаваемости. Более того, вылез антисемитский подтекст. Когда я начал смотреть фильм по телевизору, у меня волосы зашевелились.

Н. Баландина. Мы знаем примеры замечательных тандемов «режиссер -сценарист». Почему сегодня плохо складываются постоянные содружества?

Э. Володарский. Может быть, дело в том, что меня, например, благодаря старой закваске все еще интересует конечный продукт, а многих других… Молодой сценарист написал сценарий, получил деньги — и всё: экономически он никак не заинтересован в дальнейшей работе. А с другой стороны, и режиссер не стремится к общению со сценаристом во время съемок.

Надо сказать, что раньше такой ситуации, как со «Столыпиным…», просто быть не могло: существовал редактор, он следил за соответствием того, что снимается, сценарию. Режиссер обязан был приглашать автора на площадку, на просмотр рабочего материала. Сценаристы всегда бывали на съемках, ездили в экспедиции. Я, например, месяцами жил в экспедициях и если был нужен режиссеру, то всегда оказывался рядом: он мог попросить меня что-то переписать, мы обсуждали сцену, которую предстояло, скажем, снимать на следующий день, спорили, и чаще всего я уступал. 


А это мое письмо, на которое Эдуард Яковлевич так и не ответил...


15 августа 2004 год
ВОЛОДАРСКОМУ Э.Я.


Уважаемый Эдуард Яковлевич,

Позвольте выразить свое восхищение сценарием многосерийного фильма «СТОЛЫПИН. Невыученные уроки». Блестящая работа, талантливая, кропотливая, местами дотошная в поиске деталей, нужного слова, верной характеристики… Это не колосс на глиняных ногах, вещь своевременная, архиважная… Я счастлив, Эдуард Яковлевич, что в моих руках, наконец, оказалась рукопись, достойная пера Фернана Броделя, Марка Блока, Жака Ле Гоффа и Люсьена Февра… Поверьте, в этих словах нет лести или позерства… Как всякая хорошая литература, Ваш кино-роман вдохновил меня, заразил и заставил думать… Главное, что я почерпнул из Вашей концепции истории - это идея необходимости реформ, которые сочетали бы в себе, как жесткость и волю, так и либеральные ценности в союзе с патриотизмом, верой в Бога и уважением национального достоинства... Судьба Столыпина - это судьба русского реформатора, талант которого понадобился более мелким и слабым, чем он сам, людям в минуту жесточайшего кризиса… Но этим, безусловно, не исчерпывается весь спектр проблем, затронутых Вами…

Со вторым режиссером картины мы сложили первый блок фильма из двух серий, которые нам предстоит отснять в ближайшее время… Некоторые сцены, однако, нуждаются в доработке…Речь идет об усилении тех или иных сторон, как самой личности Столыпина, так и событий, выхваченных из исторического контекста… Было бы странно, если б режиссер во всем полагался на драматурга, шел у него на поводу, или, что хуже, навязывал свою волю… Разумный компромисс, однако, возможен… Главное в том, насколько идеи, высказанные мной, уместны и справедливы… Но это, Эдуард Яковлевич, решать Вам... Итак, к делу….



СРОЧНЫЕ ПЕРЕДЕЛКИ В СЦЕНАРИИ (ПЕРВЫЙ СЪЕМОЧНЫЙ БЛОК)
  

Серия № 1/22 – МИТИНГ В САРАТОВЕ
 
В этой сцене желательно показать ораторское мастерство Столыпина, его умение воздействовать на толпу. Метод, которым пользовался оратор Столыпин, сам по себе не нов: огорошить простотой, заинтересовать, влюбить в себя, переубедить, заставить собой восхищаться… Так поступали Демосфен и Цицерон… Речь должна течь от простого к сложному, от исторического анекдота к философскому обобщению…
 
Композиция сцены, которую я бы хотел видеть:
 
а) Столыпин идет к трибуне сквозь толпу, бросающую ему в спину слова, выражающие отрицательное отношение, как к личности реформатора, так и к сути, проводимых им преобразований…5-6 реплик, коллективный портрет «ненависти», лица недоброжелателей…
 
в) «Разоряйте гнезда, и воронье разлетится!», - кричит студент-оратор …Столыпин снимает шинель, просит оратора подержать, овладевает вниманием толпы, чтобы затем, переломив ее настроение, выти победителем. (Вспомните схожую сцену в «Иване Грозном», когда на слова, ворвавшихся в царские покои поджигателей, что, мол, колокола сами попадали, Иван отвечает: «Говоришь, сами попадали? А иная голова, которая этому верит, сама, что колокол – пустая…. А нежели видано, чтобы голова сама с плеч упасть могла…Чтобы упала - срезать надо!»)
 
г) Проход оратора, согнанного с трибуны Столыпиным, обратно через толчею, где теперь раздаются уже восторженные реплики почитателей Петра Аркадьевича… 5-6 выкриков, поддерживающих реформы….
 
д) взрыв, который устраивают в толпе экстремисты…масса зашевелилась, заохала, понеслась…стонут раненые, давка, крики…Хладнокровие губернатора, его твердый голос заставляют народ разойтись… Реальный финал этого исторического эпизода, судя по биографии Столыпина, изложенной в книге Б.Г.Федорова.   
 
 
№1.8-13 – ВНУТРИ ХРАМА… КИРИЛЛ…
 
 
Придумать персонажа–Богоборца… Не через молитву, а через шантаж действует Кирилл на Богоматерь, вплетая в свой внутренний монолог к Пресвятой Деве: фрагменты из святых отцов (о соблазне, грехе, дьявольском искушении…), уговоры, увещевания, угрозы, которые он готов осуществить если ее Сын, отвернувшийся от русского мужика, Господь, не желающий дать ему даже  такой малости, как дождя, не услышит его персональный голос, не сливающийся в общем соборном молебне, голос личности, голос уязвленного самолюбия …Я заставлю Тебя, Пресвятая Дева, заставлю… Дай мне знак, что ты слышишь меня, хоть какой-нибудь знак, заговори со мной… Останови меня, или, клянусь твоим Сыном, я это сделаю… Бомба выскальзывает из рук Кирилла, взрыв…        
 
Серия № 1/3 , 3 б, 1/3 а, 1/3 б, 1/3 г, 1/д ДУЭЛЬ СТОЛЫПИНА С ШАХНОВСКИМ
 
а) желательно тяжело ранить Шахновского, но не убивать его, что не соответствует исторической правде, реальный Шахновский погиб через два года после дуэли в результате несчастного случая во время прогулки верхом на лошади…
 
б) желательно, чтобы из диалога дуэлянтов стало ясно по какой причине Шахновский стрелялся с Михаилом Столыпиным… Любопытная деталь, из-за утренней прохлады Михаил, стоявший без мундира в одной рубахе, сказал, что если его не убьют, то он непременно подхватит простуду…
 
в) в этой сцене помимо романтического флера, мне важна твердая позиция Столыпина о бессмысленности и недопустимости убийства, любой насильственной смерти, каким бы благородным целям она ни служила…. Этим мы бы подчеркнули весь драматизм его последующих решений, связанных с введением военно-полевых судов и жестких мер по борьбе с террором…Жесткость, даже, порой, жестокость  даются Столыпину ценой невероятных усилий, а вовсе не являются чертой его характера, в чем часто обвиняли реформатора, называя его «обер-вешателем»…
 
г) возможно, следует внести и другие, более личные оценки последствий дуэли… Травма правой руки… Прощайте мои уроки рисования… Как я теперь буду писать? И т.д. и.п.
 
Серия № 15 НЕОБХОДИМО НАПИСАТЬ НОВЫЙ ЭПИЗОД
 
Колноберже. Перед Киевом, где премьер-министра убивают, Столыпин заезжает в свою усадьбу в Литве, чтобы написать докладную записку Государю…Смерть близка, Петр Аркадьевич чувствует ее приближение, он торопится додумать, дожить… Пишет свое политическое завещание, вычеркивает, произносит в слух отдельные фразы… Мы так и не узнаем точного текста Записки – портфель с документами исчезнет, но мы должны понять смысл, контекст последних идей Столыпина – если в России не осуществить такие-то и такие-то меры, цепь трагических бед будет преследовать ее и через 100 лет, и через 1000…Невыученные уроки будут возвращать нас к тому, с чего мы начали, вместо движения вперед нас ждет вечное топтание на месте… В сцене могут участвовать Ольга Борисовна, младшие дочери, Аркаша, Казимир… По сути, в этом эпизоде должно присутствовать прощание с семьей, какое-то предчувствие конца… Возможно, Столыпин выразит желание подарить детям какие-то книги, ценные вещи, что-то попросит принять от себя на память, так, на всякий случай…?
 
Серия № 1/3 ж, 1/3 е   ДОМ НЕЙГАРДТОВ. СВАТОВСТВО…
 
На мой взгляд, есть смысл усилить романтическую линию в фильме. Пусть в отношениях Петра и Ольги по началу не будет любви…Пусть они чтят память покойного брата Михаила, это их сближает… Столыпин предлагает Ольге вступить с ним в брак, скорее, из чувства долга, а Ольга соглашается стать его женой, скорее, из благодарности за преданность и дружбу… На протяжении всех 15-ти серий зритель должен увидеть как подлинное чувство захватывает обоих, переходя в горячую, порой даже, плотскую любовь…(«Когда-то расцелую тебя в сурьез, как говорят мужики»)… При этом оба супруга стерегут свою влюбленность, не позволяют ей иссякнуть, постоянно проверяют свои чувства, убеждаясь в их подлинности… Возможно, в связи с этим есть смысл продолжить линию погибшего брата Михаила в разговорах о нем («Ты еще любишь его?», «Я для тебя – лишь его бледная копия!», «Отпусти его, моего брата, чем больше ты о нем думаешь, тем чаще он будет о себе напоминать») Таким образом, появляется любовный треугольник, которого так недоставало…Пусть в сцене сватовства, Ольга скажет лишь одну фразу: «Думаю, я смогла бы вас полюбить…»    
 


ОБЩЕЕ ПОЖЕЛАНИЕ

Было бы хорошо, если б у Столыпина с его энергией и одержимостью, появился бы свой Санчо Панса…слуга, друг-неудачник, назойливый, вздорный приятель… Это мог бы быть, скажем, лакей Казимир, поступивший на службу к Столыпину еще в Ковно…Петр Аркадьевич хотел прогнать его за пьянство, но так и не решился, лакей этот мог бы, как шут у Шекспира, оттенять излишне строгий силуэт хозяина, видеть его реформаторский труд сквозь призму гротеска, в комедийном, смеховом обрамлении, чего, к сожалению, не хватает в сценарии….Казимир мог бы появляться там, где действует Столыпин, на секунду другую окидывая хозяина взглядом, чтобы почистить щеткой его сюртук, покритиковать речь губернатора, сравнив ее, скажем, с речью Цицерона «Против Катилины» («До коли ты, Катилина, будешь испытывать наше терпение?»), дать нелепый совет, возразить, окутать заботой, пригвоздить к позорному столбу, усомниться, вознегодовать, присвоить себе заслуги хозяина…и т. д. и т.п. Он должен быть разным: напыщенным, как царедворец, пока его не сбросят с пьедестала грозный взгляд и окрик Столыпина, жалким, как ребенок, когда ему хочется что-то выпросить у его жены… В душе добрый, застенчивый, незлобивый, - он напускает на себя притворную черствость и брезгливость, общаясь с гостями губернатора… Порой в шутку бывает бит хозяином, крадет у него вино, сигары, конфекты… За что Столыпин грозится его выпороть, но всегда передумывает…Что-то в Казимире от Хлестакова и Фомы Опискина из «Села Степанчикова» Достоевского… Пусть он по всюду следует за хозяином… Он часто более радикален, чем Столыпин, его функция – приземлять реформатора, обнаруживать в нем человеческое, личное, интимное, чего нет в сценарии… Только Казимиру Столыпин может доверить самое сокровенное, тайное, - свои слабости…Возможно, Казимир будет заставлять Столыпина заниматься своей высыхающей рукой, придумав деревянное подобие современных тренажеров с рычагами и привязанными к ним гантелями…  Он составляет расписание Столыпина, напоминая каждое утро о встречах и делах, где, между прочим, он мог бы указать хозяину на время для размышлений над «Государем» Макиавелли, или «Стратагемами» Фронтина… По сути это парный портрет, где один персонаж  не отделим от другого…   Следует вписать Казимира в уже существующие сцены, не увеличивая при этом их продолжительность, скорее за счет отказа от общих мест, которыми грешит сценарий…       

Каждый герой, будь то государственный чиновник, террорист или крестьянин, должен оправдывать свои поступки глубоко личными мотивами… Пусть все они, каждый по своему, считают себя спасителями Отечества… В конечном итоге, в этом есть своя правда...«Пусть мир провалится, но чаю мне пить», - говорит Голядкин у Достоевского, герой-идеолог, герой с «мыслишкой», - вот, какие образы мне нужны…


Искренне Ваш…

Режиссер-постановщик фильма «СТОЛЫПИН. Невыученные уроки» КУЗИН ЮРИЙ


Comments

( 1 comment — Leave a comment )
kuzin_yurii
Sep. 15th, 2007 04:32 pm (UTC)
Или я сошел с ума, или...
http://www.mostvf.ru/7585365613/3572004840

ВОПРОС: Вы следите за съемками фильма?

Э. ВОЛОДАРСКИЙ: Это особый вопрос. Я думал, что будет другой режиссер. Я считаю, что если драматург и режиссер идут рядом, то результат глубже. Но все теперь определяет продюсер. Поэтому, сдав сценарий я отошел в сторону – теперь другие должны показать на что они способны, а я буду оценивать.


Юрий КУЗИН (Комментарий)

Странно, отойдя в сторону - т.е. по сути устранившись от сотрудничества с режиссером, Эдуард Яковлевич, спусть год, предьявляет мне претензии в нежелании с ним работать? Вот тебе бабушка и Юрьев день?! Или я сошел с ума, или... Впрочем, Бог всем нам судья...
( 1 comment — Leave a comment )